Вы здесь

Чрезвычайная коррупция. Что искали сотрудники ФСБ у Игоря Качева?

В начале февраля на официальном интернет-портале правовой информации был опубликован указ президента РФ Владимира Путина об отставке ряда высокопоставленных сотрудников МЧС. В числе подвергнутых опале руководителей оказался и генерал-полковник Игорь Паньшин, начальник Приволжского регионального центра МЧС. Увольнение Паньшина и ряда его коллег из других округов объясняется проводимой руководством страны структурной реформой министерства. В отличие от перестановок в высшем руководстве МЧС события вокруг его управления по Саратовской области не выглядят случайными. Проведенные представителями УФСБ обыски и выемки документации в возглавляемом Игорем Качевым подразделении министерства являются закономерными и связаны не только с организованной системой поборов с сотрудников, но и с другими видами деятельности руководства управления.

ЦЖР «Медиаликс 64» уже сообщал о действующих в Саратове фиктивных аварийно-спасательных формированиях, на обслуживании которых находится ряд крупнейших предприятий региона. Как рассказали нашему изданию знакомые с ситуацией источники в прокуратуре области, отсутствие ресурсов, персонала и техники у фирм-«пустышек» компенсируется покровительством первых лиц в структурах регионального и окружного МЧС. На руку лже-спасателям играют и достаточно формальные проверки прокуроров, которым просто не хватает квалификации для оценки масштаба созданной схемы и потенциальной опасности, которым подвергаются жители региона.

Российское законодательство четко регламентирует, как должна функционировать спасательная служба предприятий, эксплуатирующих опасный производственный объект (ОПО). Федеральный закон № 116 («О промышленной безопасности опасных производственных объектов») обязывает такие компании создавать собственную профессионально оснащенную аварийно-спасательную службу или заключить договор со специализированными аварийно-спасательными формированиями (АСФ). Только после заключения договора с АСФ предприятие может согласовать в местном управлении Ростехнадзора план ликвидации аварии на опасном объекте. Наличие такого согласования дает право на получение или продление лицензии компании, деятельность которой связана с эксплуатацией опасного объекта.

Однако в Саратовской области действуют коммерческие АСФ, заключающие договоры с предприятиями, имеющими в своем распоряжении производственные объекты (они представляют реальную опасность для экологии и здоровья населения региона), но не обладающими ресурсами, достаточными для такой работы. Среди предприятий, сотрудничающих со лже-спасателями, числятся такие крупные компании, как ПАО «Саратовский НПЗ», подразделения ПАО «Лукойл» и ПАО «Т Плюс», Приволжская ЖД ОАО «РЖД» и другие организации.

Недавно прокуратура Фрунзенского района Саратова выявила факт незаконного использования сотрудников городской службы спасения в интересах подобной фирмы-пустышки. В ходе проверки выяснилось, что сотрудники горспаса выезжают на опасные производственные объекты, находящиеся на обслуживании у коммерческой организации  - ООО «Спасатель», зарегистрированной за пределами региона - в Ульяновске. Ульяновский «Спасатель» появился в нашем городе около семи лет назад. Было открыто территориальное управление организации по адресу улица Шелковичная, 84/86. Необходимого для осуществления функций АСФ у «Спасателя» в Саратове не было, и фактически филиал состоит из руководителя, проживающего в селе Ивантеевка, и секретаря. Помещение, в котором располагается офис, находится в аренде, техника, отряд спасателей, автомобили, необходимое оборудование у организации имеются, но только в одном комплекте и на территории Ульяновской области. Между тем, нормативные требования устанавливают время реагирования аварийно-спасательных формирований на вызов в пределах одного часа. Очевидно, что в случае возникновения чрезвычайной ситуации, доставить отряд спасателей из Ульяновка в Саратов за такой отрезок времени невозможно.

По данным ЦЖР «Медиаликс 64», ООО «Спасатель» неофициально контролируется высшим офицерским составом Приволжского регионального центра МЧС России через общественную организацию «Российский союз спасателей». В частности, в числе бывших владельцев фирмы числится глава ульяновского реготделения «Россоюзспаса» Виталий Шубин и его супруга.

Обладая скудными ресурсами, «Спасатель», тем не менее, имеет договоры с такими крупными организациями, как саратовский филиал «Т-Плюс». Всего, судя по данным базы контрагентов Seldon.Basis, с 2012 года компания получила государственные и муниципальные контракты более чем на 19 миллионов рублей. Среди заказчиков ульяновского «Спасателя» есть компании с муниципальным и государственным участием разного калибра. Из последних примеров можно привести контракт, который ПАО «Т Плюс», заключало с ООО на «услуги по обеспечению безопасности в чрезвычайных ситуациях» (договоры от 15 декабря 2016 года на сумму 829,8 тысячи рублей и от 8 апреля 2016 года на сумму 241,3 тысячи рублей). В контракте с ГУЗ «Новоузенская районная больница» фигурирует «оказание услуг по обслуживанию опасных производственных объектов» (договор от 4 августа 2016 года на сумму 58,8 тысячи рублей). Среди ЛПУ и социальных учреждений, вступивших в гражданско-правовые отношения с фирмой-пустышкой, числятся ГАУ «Балаковский дом-интернат для престарелых и инвалидов», ГУЗ «Пугачевская районная больница», ФБУ Центр восстановительной медицины и реабилитации ГУ Саратовского регионального отделения Фонда соцстрахования РФ «Волга» и другие.

Обслуживание своих опасных производственных объектов - котельных - доверял «Спасателю» и Саратовский национальный исследовательский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского (договор от 28 декабря 2015 года на сумму 700,5 тысячи рублей).

Разумеется, такой размах фиктивной деятельности не был возможен без покровителей в профильных властных структурах в лице окружных и региональных подразделений МЧС. Именно это позволяло коммерческой организации «окучивать» предприятия, в том числе за пределами своей родной области и избегать внимания надзирающих органов. Между тем, несоответствие уровня ответственности и фактических возможностей этого коммерческого АСФ детально описано в материалах прокурорской проверки. 

В качестве эксперимента специалисты ООО «Спасатель» были вызваны в обслуживаемое ими ОАО «Электротерм-93», которое 23 ноября 2016 года заключило с коммерсантами договор на обслуживание (он предусматривал предоставление услуг по локализации и ликвидации ЧС техногенного характера - проведение газоспасательных работ). Проверке подверглись действия дежурной смены саратовского филиала АСФ на опасном производственном объекте (ОПО), расположенном в Саратове на улице Астраханская, 21 и принадлежащем ОАО «Электротерм-93».

По прокурорской легенде, на ОПО произошла чрезвычайная ситуация техногенного характера, и в соответствии с имеющимся договором ОАО «Электротерм-93» вызвало дежурную смену из «Спасателя». Сообщение было принято оперативным дежурным, но к месту проведения спасательных работ прибыл отряд МКУ «Саратовская городская служба спасения». На вопрос, заданный старшему группы быстрого реагирования, ревизорами был получен ответ, что спасатели направлены руководством горспаса в рамках соглашения с ООО «Спасатель» (г. Ульяновск). При этом, как сообщили нашему изданию в прокуратуре, «Саратовская городская служба спасения» вообще не аттестована для проведения газоспасательных работ и не может быть допущена к ликвидации подобной ЧС.

При дальнейшей проверке обнаружились следующие факты:

- По прошествии с вызова 90 минут, отведенных для прибытия дежурной смены аварийно-спасательного формирования и указанных в плане мероприятий по локализации и ликвидации аварий на опасном производственном объекте, принадлежащем ОАО «Электротерм-93», спасатели и руководство ООО «Спасатель» так и не прибыли на место.

- Аварийно-спасательный автомобиль прибывших специалистов горспаса не был укомплектован изолирующими костюмами, предназначенными для работы в загазованной среде.

- Личный состав газоспасательного отделения состоял из 4-х человек, из которых специальность «газоспасатель» имели только 3 человека; ни один из газоспасателей не был обеспечен дыхательным аппаратом со сжатым воздухом.

Причины, по которым компании прибегают к помощи подобных фирм-пустышек, понятны. Федеральным законом №151 и постановлением правительства РФ от 22 декабря 2011 года №1091 «О некоторых вопросах аттестации аварийно-спасательных служб, аварийно-спасательных формирований…» предъявляются довольные высокие требования к оснащению, обучению, сертификации и аттестации АСФ. Регламентируется, в частности, оснащение помещений в которых хранятся используемые в работе газоспасателей дыхательные аппараты на сжатом воздухе. Не говоря уже о том, что коммерческая организация должна быть в обязательном порядке аттестована с последующей выдачей сертификата на право ведения газоспасательных работ. Само оборудование, необходимое для газоспасательных и аварийно-спасательных работ требует существенных капиталовложений. Намного проще обратиться к помощи уже сформированного и аттестованного АСФ, чем создавать собственное. Но, заключая договор с компаниями, подобными ООО «Спасатель» из Ульяновска, предприниматели, которым необходимо обслуживание опасного объекта, фактически, становятся участниками сомнительной схемы. Тем не менее, эта коррупционная схема, находясь под прикрытием должностных лиц Поволжского и регионального МЧС, приобретает все большую популярность в Саратовской области. Именно они могли составлять протекцию фирме-пустышке при заключении договоров с предприятиями уровня, например, ПАО «Т Плюс».

Впрочем, Саратовская область отметилась деятельностью не только пришлых «Спасателей», но и местных самостийных. Организация одноименной фирмы в Саратове обернулась уголовным делом о злоупотреблении должностными полномочиями (часть 1 статьи 285 УК РФ) для бывшего руководителя облспаса, а ныне начальника управления обеспечения безопасности жизнедеятельности населения правительства области Николая Колесникова.

Как показала проведенная региональным СУ СКР доследственная проверка, Николаем Колесниковым была создана коммерческая фирма «Спасатель». В качестве ее учредителей в настоящее время значатся дочери экс-главы облспаса - Елена Левочкина и Мария Колесникова. Как выяснили следователи, саратовское ООО «Спасатель» занималось чисткой водоемов и пляжей в районе Саратова, Энгельса, Балаково и Воскресенском районе (Чардым). Особенностью работы компании было привлечение для выполнения коммерческих заказов сотрудников водолазной службы областной службы спасения. Обслуживанием интересов частной «шарашки» их заставляли заниматься в рабочее время и с использованием оборудования бюджетной организации. То есть, пользуясь служебным положением, Колесников использовал своих подчиненных в интересах бизнеса своей семьи.


Экс-начальник облспаса Николай Колесников

Однако пока ситуация для Колесникова складывается не слишком трагично. Являясь близким другом руководителя регионального ГУ МЧС Игоря Качева, который, в свою очередь, приходится братом губернатору Валерию Радаеву, он сумел сохранить должность в правительстве, несмотря на наличие возбужденного в отношении него уголовного дела. Как сообщали нашему изданию близкие к следствию источники, это стало возможным именно благодаря протекции руководителя управления МЧС, замолвившего за подозреваемого словечко  перед главой региона.

Именно деятельность в Саратовской области фирм-пустышек и стала предметом внимания сотрудников УФСБ, проводивших в конце января обыски в ГУ МЧС. Однако руководство управления поспешило заявить, что оперативные мероприятия были связаны с уголовным делом в отношении бухгалтера ведомства, заподозренного в превышении должностных полномочий (по версии следствия, он и его коллеги организовали незаконный сбор денежных средств, ранее выплаченных сотрудникам в качестве премий по итогам работы за год и ко Дню спасателя).

«Действительно, обыски были, неделю назад, примерно. Предполагаю, что они связаны с возбужденным уголовным делом в отношении бухгалтера регионального ГУ МЧС», - подчеркнул Игорь Качев в комментарии ИА «Взгляд-инфо».

Предположительный характер высказываний главы ведомства лишний раз свидетельствует о том, что интерес чекистов не ограничивался делом о поборах: их интересовала деятельность руководства управления несколько иного рода. Поэтому в скором времени мы услышим о раскрытии совершенно других – более масштабных - коррупционных схем.