Вы здесь

Чужие здесь не ходят. Как в регионе пускают с молотка заложенное имущество

В Саратовской области сложилась странная ситуация с реализацией на торгах заложенного и арестованного имущества. Изучив деятельность эксклюзивного реализатора имущественных активов - ИП Пузина А.В. - на примере лишь одного аукциона, мы пришли к выводу, что к его работе следует присмотреться не только контролирующим, но и, возможно, правоохранительным органам.

Главная цель любого аукциона (будь то Christie’s, Sotheby’s или распродажа арестованного за долги имущества) - подороже реализовать товар. Причем в последнем случае это на руку и самому должнику, и его кредиторам, и организатору торгов, имеющему свой процент от вырученной суммы. Тем удивительнее наблюдать, когда заинтересованные стороны идут на различные ухищрения, чтобы сорвать аукцион или всеми способами ограничить число его участников, а затем по дешевке пустить с молотка дорогостоящую недвижимость. Нечто подобное сейчас происходит с имуществом саратовского ООО «Трек-96», принадлежащего Мухамеду Ильичу Хамизову.

С глаз долой!

История, на первый взгляд, банальная: компания взяла в «Экономбанке» кредит под залог недвижимости (квартира и три производственных базы в Саратове, Советском и Татищевском районах), но полностью погасить ссуду не смогла. В конце концов имущество должника было арестовано и выставлено на торги.

Поверенный ТУ Росимущества в Саратовской области ИП, глава КФХ Александр Васильевич Пузин 22 ноября 2018 года проводит открытый аукцион № 41, на котором среди прочих выставляются лоты №№ 1, 2, 3 и 4, сформированные из залогового имущества ООО «Трек-96». Однако состоявшимся был признан аукцион только по лоту № 3, включающему в себя земельный участок площадью 78 тысяч квадратных метров, административное здание, хозблок, несколько битумохранилищ и ряд других технических сооружений в Сторожовском МО Татищевского района. Начальная цена была определена в размере 6 миллионов 124 тысяч 294 рублей.

За этот объект боролись саратовское ООО «Волгонефтьинвест» и выступавший в качестве физического лица его соучредитель Никита Смоляков, а также ООО «А-Деталь Центр» из Нальчика в лице Рустама Нагаева. Гость из Кабардино-Балкарии поднял стартовую цену в три с лишним раза - до 20 миллионов 393 тысяч 899 рублей. Разумеется, победа досталась ему, но Нагаев не стал оплачивать покупку в течение отведенных законом пяти дней, и торги признали несостоявшимися.

Невыкупленный объект снова оказался на аукционе и значился уже как «лот № 28», а его стоимость была снижена на 15 процентов - до 5 миллионов 237 тысяч 411 рублей. В повторных торгах, прошедших 15 февраля 2019 года, участвовали исключительно физлица - зарегистрированные в Саратове Аганнес Шароян, Владимир Босяков и уже известный нам Рустам Нагаев из Нальчика.

Вот тут-то и началось самое интересное.

Представьте себе: небольшая комнатушка, в которой с трудом разместились члены комиссии и участники аукциона, причем таким образом, что организатор торгов оказался фактически лицом к лицу с потенциальными покупателями. В такой ситуации практически невозможно не увидеть поднятых претендентами карточек. Однако опытнейшему поверенному регионального управления Росимущества Александру Пузину удалось совершить невозможное: на 33-м шаге аукциона он не заметил, что Владимир Босяков поднял свою карточку в знак согласия купить лот по цене этого шага. Мало того, сославшись на пункт 1.2.13 аукционной документации, Пузин отстранил якобы пропустившего ход Босякова от дальнейшего участия в торгах и потребовал, чтобы тот покинул помещение.

Этот спор легко было бы разрешить при наличии видеозаписи торгов: посмотрел ролик и сразу понятно, поднималась карточка или нет. Но еще до начала аукциона Босякову запретили снимать происходящее, решив ограничиться аудиозаписью.

Поэтому ущемленному в правах участнику торга не оставалось ничего другого, как вызвать сотрудников полиции, чтобы те запротоколировали «разногласия сторон». Тем временем члены комиссии, в которую помимо ИП Александра Васильевича Пузина входили Александр Алексеевич Пузин и Марина Ефименко, а также представители ТУ Росимущества Елена Какурина и регионального УФССП Яна Филимонова, решили приостановить торги по лоту № 28 «до разрешения ситуации по существу». Все это прибывшие на место происшествия правоохранители и зафиксировали в протоколе.

Ситуация «счастливо разрешилась» к 21 февраля этого года. Во всяком случае, именно в этот день, в 8 часов 20 минут по московскому времени на сайте поверенного Пузина (avpuzin.ru) появилось извещение о возобновлении торгов № 1 по лоту № 28. «Комиссия приняла решение о возобновлении торгов по реализации арестованного имущества по лоту № 28 открытого аукциона № 1, и назначила проведение аукциона на 21.02.2019 г. Время начала: 09.00 (время московское)», - говорилось в уведомлении.

А вскоре поверенный ТУ Росимущества Александр Пузин на своем интернет-ресурсе обнародовал итоги этого аукциона. Согласно официальному сообщению, победителем торгов был признан Рустам Нагаев, предложивший за производственную базу в Сторожовке 7 миллионов 227 тысяч 627,18 рубля.

Возможно, на этот раз победитель торгов все-таки оплатит свою покупку, ведь в противном случае лот снова выставят на продажу, причем по цене на 25 процентов ниже первоначальной, которая, напомним, была определена в размере 6 миллионов 124 тысяч 294 рублей. Если же и третьи торги признают несостоявшимся, а банк откажется от приобретения имущества по номиналу, то залог прекратится. Иными словами, «неликвидная» недвижимость вернется к должнику, а кредитному учреждению придется организовывать повторное обращение взыскания на это имущество.

Дороже не значит лучше?

Но не будем заранее предполагать самое плохое, а попробуем разобраться, может ли в нашем случае использоваться данная схема.

Итак, задача заемщика, не желающего расставаться с оказавшимся в залоге имуществом, - привлечь к участию в аукционе «своих» людей, чтобы отсечь реальных покупателей. Найти «своих» не так-то просто, ведь в соответствии с пунктом 5 статьи 449.1 Гражданского кодекса РФ в публичных торгах не могут участвовать как сам должник, так и члены его семьи.

Формально близкие родственники Мухамеда Ильича Хамизова никакого отношения к аукциону не имели. А вот что касается дальних, то стоит обратить внимание на одно интересное обстоятельство. Соучредителем ООО «А-Деталь Центр», задравшего на первых торгах цену лота до 20 миллионов рублей, является Галина Ильинична Нагаева. Интересы этой фирмы представлял Рустам Нагаев, а на втором аукционе он уже действовал самостоятельно, как физическое лицо.

Идентичность фамилий и отчеств трех указанных лиц может быть простым совпадением. Однако в интервью «Кабардино-Балкарской правде» успешный саратовский предприниматель с кавказскими корнями Мухамед Хамизов признался, что сейчас в республике живут его сестры - Галя, Тамара, Римма и Рая. Поэтому нас «опять терзают смутные сомнения»: не стала ли Галина Ильинична Хамизова к настоящему времени Галиной Ильиничной Нагаевой.

Немало вопросов вызывают и некоторые странности в действиях организатора торгов и членов аукционной комиссии. Во-первых, почему они так воспротивились видеосъемке, благодаря которой можно было бы на месте решить все вопросы, избежав споров, вызова полицейских и последующих жалоб в Саратовское УФАС?

Во-вторых, зачем надо было избавляться от очевидно заинтересованного в покупке претендента, готового предложить за лот хорошую цену? Разве это не противоречит здравому смыслу и, собственно, цели аукциона?

И, в-третьих, о каком «разрешении ситуации по существу» может идти речь, если разногласия между Владимиром Босяковым и поверенным Александром Пузиным не были урегулированы?

Теперь «разрешать ситуацию по существу» предстоит региональным антимонопольщикам. Так или иначе сотрудникам УФАС по Саратовской области придется реагировать на жалобу «выкинутого» с торгов Владимира Босякова, и они разберутся в странных действиях аукционистов и родственных связях действующих лиц этой почти детективной истории.

Вероятно, что свое веское слово в этом споре скажет и областной арбитражный суд, который уже рассматривал жалобы на своеобразную манеру Пузина проводить торги.

Так, например, в 2016 году ООО «Хоум Кредит энд Финанс Банк» обратился в Арбитражный суд Саратовской области с требованием признать торги залогового имущества, проведенные Александром Пузиным 20 мая 2015 года и 30 июня 2015 года, недействительными. Оба аукциона были признаны несостоявшимися, поскольку не нашлось желающих участвовать в них. Банк счел, что это произошло из-за допущенных организатором нарушений установленных законом правил. Арбитраж первой инстанции не согласился с доводами кредитной организации и отказал в удовлетворении исковых требований. Однако апелляция встала на строну кредитора, признав торги недействительными из-за несоблюдения Александром Пузиным порядка извещения об их проведении.

Суд апелляционной инстанции сделал вывод, что «нарушения, допущенные ответчиком при проведении торгов, повлекли ограничение количества лиц, потенциально заинтересованных в приобретении реализуемого имущества и привели к существенному нарушению прав и законных интересов взыскателя». В результате, как говорится в постановлении суда, «законные интересы банка как взыскателя нарушены проведенными торгами, поскольку банк лишился возможности возмещения задолженности должника из стоимости квартиры из-за некомпетентности организатора торгов и нарушения законодательства».

Очень похожие истории, не правда ли?