Вы здесь

Философ, писатель
07 ноября 2017 - 09:29 Просмотров: 172

Чернышевский-2

Как причудливо тасуется колода! Вот, к примеру, наш знаменитый земляк Чернышевский (я пока про Николая Гавриловича). Можно не принимать его политических взглядов, можно посмеиваться над его утопией, можно не любить его скучнейших текстов, но нельзя отказать ему в редкой принципиальности, уникальной честности, выдающейся смелости.

Осмелюсь предположить, что все эти чудеснейшие качества Чернышевского в полной мере унаследовал его праправнук Дмитрий, краса и гордость нынешнего родимого Саратова. И пусть злые языки плетут, что не вполне настоящий Чернышевский этот самый Дмитрий, и что фамилия-то его Матюшин. А если и родственник он - то совсем дальний, седьмая вода на киселе, а может, и без киселя, а может, и вовсе не родственник. Не верьте - завидуют. Да и как не завидовать, если фамилия такая стоит целого капитала - многим во власти, особенно тем, что не так давно от сохи, лестно иметь в референтах-консультантах самого Чернышевского, так что карьеру с такой фамилией сложно не сделать. Я и сама подумывала взять фамилию Гоголь, да политическая обстановка помешала.

А Дмитрий, к тому же, и похож - одна борода чего стоит, ведь вылитая же! Надо бы посоветовать местному театру «Балаганчик» его на роль Николая Гавриловича приглашать: и сходство, и актерское дарование, и темперамент в избытке. А то у них художник Глубоков Чернышевского играл - неверно это, пусть лучше Добролюбова представляет.

Так вот, Дмитрий Чернышевский - человек необыкновенный. Конечно, второму тому всегда интересности недостает, конечно, ремейк всегда незначительнее - труба пониже, и дым пожиже, но и этого жидкого вполне достаточно, чтобы отличаться от нормального. Молодой Чернышевский настолько принципиален, что принципы для него совершенно не принципиальны. Принципиальная непринципиальность его принципов и определяет его сложный, как и у всякого пламенного гражданина, путь. В отличие от многих российских политиков, традиционно колеблющихся вместе с линией партии, Дмитрий Чернышевский колеблется между партиями и убеждениями, и при этом, как перчатки, меняет род занятий, словно галстуки - покровителей, будто панталоны - взгляды, но всегда остается верным себе.

Честность Дмитрия Викторовича ошеломляет. Бывшего декана истфака СГУ В. Мирзеханова он, ничуть не пугаясь обвинений в ксенофобии, именует «выходцем из небольшого народа, никогда не знавшего государственности», а сам истфак - «маленьким теплым горским княжеством». Девяностолетнюю правозащитницу Людмилу Алексееву, главу Московской Хельсинской группы, обзывает «каргой» и «сволочью». Депутата Виталия Милонова называет «дураком». Всю российскую молодежь определяет как «дебильную». Саратовское время называет (пардон!) «засратовским». Он смеет «плевать на все решения думы». Его невероятное бесстрашие позволяет ему даже про Патриарха Кирилла (о, ужас!) написать «Гундяев проворовался».

И, прошу вас, не усматривайте во всех этих высказываниях черносотенного следа; не считайте все эти замечания хамством; не находите в них плохого воспитания, неумения себя вести, излишней желчи, ипохондрии или даже психопатии - только наследственные смелость, честность и принципиальность движут этим выдающимся человеком.

И Дмитрий Викторович режет правду в глаза - не страшась наказания, принципиально говорит о том, что нынешний саратовский губернатор - лучший из губернаторов; что председатель Общественной палаты области всегда прав; что уровень жизни саратовцев постоянно растет благодаря чуткому и умелому руководству.

Правду у нас не любят, и от Дмитрия Викторовича частенько пытаются избавиться его покровители и начальники, нередко и мстят. Вот господин Коссович, например, в свою бытность ректором СГУ, освободил Чернышевского от должности проректора по связям со СМИ, да еще и уголовное дело с судебным разбирательством против него инициировал. А уж как Дмитрий Викторович яростно обличал всех его врагов, как помогал освободить для неблагодарного ректорское кресло, сколько сделал для разгона фрондирующего истфака! Я сама пару раз содрогалась на ученых советах СГУ от пылких обличительных речей Дмитрия Викторовича в адрес университетских диссидентов, трепетала от упоминаний о «западных деньгах» и «израильском следе» - Троцкий, скажу я вам, ему в подметки не годится. И вот тебе на - эдакая неблагодарность!

Ведь никто же не поверит, что это с согласия Дмитрия Викторовича сторонней фирмой-контрагентом было украдено около двух миллионов университетских денег, выделенных на PR, а уж тем более, что Дмитрий Викторович сам нажился на черном имидже СГУ - Чернышевские не воруют. Всякий умный человек сразу поймет: Дмитрия Викторовича просто ввели в заблуждение плохие люди, которым он по неопытности и благородству души своей подписывал акты приемки невыполненной работы.

Но Дмитрий Викторович умеет дать отпор врагам, не сдался и тут - в печати ответил ректору, что «не как мужик он поступил, а как последняя сука», а потом, как всегда, честно написал в революционной газете, что Коссович «сдал «Единую Россию».

Чернышевского предавали, его увольняли, на него нападали-избивали контрреволюционеры, его преследовала охранка, с ним судились эксплуататоры, но он всегда был «чист перед законом».

И его заметили, его продвинули, он уже депутат, он далеко пойдет - мы живем не во времена того Чернышевского, настала наконец счастливая и справедливая пора, о которой мечтал прапрадед, когда истинные таланты и замечательные человеческие качества достойно оцениваются.

Да, причудливо смешивается кровь... Вот так, в пятом поколении иногда получается новый революционер, истинный столп духа, великий человек, уникум. Такого человека нельзя мерить простецким аршином. Ему нельзя ставить в вину то, что другим было бы в большую укоризну. Ему позволено несравненно больше, чем другим, и всем нам следует не просто к нему прислушиваться - брать с него пример.

Меня печалит только одно. Все эти необыкновенные достоинства Чернышевского-младшего заслуживают хоть какого-никакого материального вознаграждения на его малой родине. И поскольку сам он, бессребреник, неоднократно сетовал и на свою бедность, и на отсутствие квартиры, и на то, что ему пришлось съехать из университетского общежития, буквально остаться на улице, выдвигаю общественную инициативу - ходатайствовать перед властями Саратова, чтобы Дмитрию Викторовичу передали в дар его родовое гнездо - нынешний дом-музей Николая Гавриловича.

Заслужил.