Вы здесь

Философ, писатель
29 января 2019 - 08:23 Просмотров: 32

Почему Ленин не смог бы сделать сегодня революцию в Швейцарии

Проблема роли личности в истории вызывала и вызывает довольно много споров у историков и философов, но довольно легко и наглядно решается в теории колебаний. Язык последней сложен, поэтому я, сознательно упрощая, прибегну к аналогиям.

Рассмотрим следующие четыре ситуации - минимум четыре.

1. Представим тяжелые качели, которые упорядоченно раскачиваются на жестком металлическом подвесе. И пусть сначала их толкает ребенок - вероятнее всего, он не справится с ними, и качели начнут замедлять свой ход, а в итоге остановятся.

2. Теперь пусть те же качели толкает взрослый сильный человек. Он не может сильно изменить характер их траектории - они продолжат двигаться упорядочено, а воздействие будет сводиться только к изменению амплитуды колебаний, но и она не станет слишком большой, если они достаточно тяжелые.

3. А теперь представьте, что качаются совсем легонькие качельки, подвешенные на длинных веревочках. Тогда даже детская ручка может заставить их качаться и сильно менять характер движения - например, ударяться о штангу или делать «солнышко». А если качели изначально сильно и неупорядоченно раскачаны, то ребенку очень трудно сделать так, чтобы они качались «правильно».

4. Если же легкие качели раскачивает взрослый, то он может твердой и сильной рукой заставить их качаться и упорядоченно, и неупорядоченно, сильно меняя траекторию по собственному усмотрению - он может сделать с ними все, что угодно.

А теперь заменим качели на государство.

Легкие качели - на слабое нестабильное государство, тяжелые - на сильное и стабильное.

Ребенка - на слабого правителя, взрослого - на сильного.

Сильным стабильным государством трудно управлять слабому правителю, оно может замедлить ход развития, даже остановиться.

Сильный правитель с сильным стабильным государством справится, но ему удастся изменить только «амплитуды» (показатели развития) и никогда - характер траектории, она всегда будет упорядоченной.

Если же государство слабое нестабильное, находится в переходном периоде своей истории (война, революция, разруха), то слабый правитель может сделать его движение еще более хаотичным, и почти никогда - упорядоченным.

Сильный же правитель со слабым нестабильным государством, с государством в хаотическом режиме может сделать все, что захочет - упорядочить его, еще более хаотизировать, изменить характер его развития по собственной воле.

Итак, роль личности в истории может быть очень значительной при одновременном выполнении следующих условий: 1) система должна быть слабой, нестабильной; 2) правитель должен быть сильным.

Ход развития слабого (хотя бы в данный период) государства меняется, когда появляется личность, способная эту слабость использовать.

Вот почему великие личности, меняющие ход исторического развития, появляются в «смутные» времена, в переходные периоды, в периоды хаоса.

Если же государство сильно и стабильно, то характер его развития ни в коей мере не определяется никакой отдельной личностью, последняя может лишь «менять амплитуды», добиваясь определенных социальных и экономических показателей.

Проще говоря, Ленин смог изменить направление движения России, но в нынешней Швейцарии сделать этого не смог бы.

Повторю еще раз - все это на пальцах, есть тонкости, о которых я сознательно умолчала.

К чему это я? В нынешний России для изменения ситуации одного хаоса недостаточно, необходим еще и человек, который бы этот хаос использовал (сначала) и обуздал.