Вы здесь

Философ, писатель
01 ноября 2017 - 09:31 Просмотров: 83

Пять причин не быть российским либералом

«... по моим многочисленным наблюдениям, никогда наш либерал не в состоянии позволить иметь кому-нибудь свое особое убеждение и не ответить тотчас же своему оппоненту ругательством или чем-нибудь еще похуже...» Ф. М. Достоевский

Я приветствую меньшинства - любые. И чем меньше меньшинство, тем больше приветствую. Желательно, чтобы в пределе меньшинство стремилось к единице - к уникальной и неповторимой личности. Вот почему я практически не объединяюсь в союзы, кроме предписанных природой семейных и половых.

Если же говорить о пресловутой оппозиции «либералы-консерваторы», то я себя ни к тем, ни к другим не отношу. И скажу, что так называемые российские либералы, на мой взгляд, в большинстве своем к подлинному либерализму никакого отношения не имеют, и вот почему.

Во-первых, они чрезвычайно агрессивны; не приемлют чужого инакомыслия; не уважают людей, с которыми вступают в полемику; походя попирают чужое достоинство и не знают ни благородства, ни милосердия.

Во-вторых, у них каша в голове. Они путают свободу со вседозволенностью, широкие нравственные нормы - с полным их отсутствием, множественность принципов - с беспринципностью, множество смыслов - с бессмыслицей. Они такие же жертвы агитки, как защитники Сталина или почитатели Ким Чен Ына, - только агитки от противного. Они наивно полагают: либеральным является все, что отрицает общепринятое. Псевдолиберал, полагающий, что развратник вправе развратничать, а обличающий разврат несвободен высказать свое презрение к развратнику, - для меня ограниченный и нелогичный глупец, и потому что не понимает, что в мире существует нравственность, и потому что, несмотря на декларируемую свободу слова, отрицает право другого говорить то, что тот думает.

В-третьих, российские псевдолибералы умеют только болтать и совершенно не способны сделать хоть что-нибудь.

В-четвертых, их либерализм зиждется не на созидании, а на разрушении. Но и сломать они ничего не могут по-настоящему, разрушать предпочитают исключительно языком.

В-пятых, они склонны объединяться в толпы, и, на мой взгляд, либеральные эти толпы куда хуже консервативных отрядов. Толпа всегда безумна и бессмысленна, в ней всякого могут затоптать, в ней не обращают внимания даже на тех, кто рядом, - отряд куда разумнее и безопасней. Да и бегут толпой не к осознанной цели - либо сами не знают куда, либо туда, куда их направляет кто-то стоящий вне толпы, полагая при этом свой бег свободным.

Сказанное не означает, что я не почитаю подлинного либерализма. Но, увы, в нашей стране настоящие либералы - редкость, и все меньше и меньше становится их. Некоторые, как академики Дмитрий Лихачев и Вячеслав Иванов, уже ушли, другие незаметны именно из-за своей нелюбви к толпам. Справедливости ради надо сказать, что псевдолиберализм - явление не только российское, но у нас он особо распространен.

По всем этим причинам я совершенно не желаю быть российским либералом, я раз и навсегда отмежевываюсь от подобного либерализма.

Впрочем, я не хочу считаться и консерватором, равно как и профессором, писателем, физиком, философом, женщиной и прочая, и прочая, - не хочу ни в отряды, ни в союзы, ни в организации, ни в ячейки, ни в стаи, ни в стада.

Я стремлюсь быть минимальным из меньшинств - свободной личностью, не множеством, а сингулярностью, чем-то особенным, единственным, неповторимым и, в силу этого, одиноким. А получится или не получится - другой вопрос. Похоже, только в подобном меньшинстве и можно оставаться в нашем отечестве человеком. И только такие меньшинства могут поддерживать подлинный либерализм.