Вы здесь

Политик
26 июня 2019 - 09:00 Просмотров: 66

О проблемах медицины (по материалам выступления на пленарке Госдумы)

Всего 4 процента средств из бюджета на «здравоохранение» пойдет на первичную медпомощь, да и то - на восстановление уничтоженного оптимизацией. Это просто недопустимо!

Проблема, о которой я буду сегодня говорить, актуальная, жизненно важная, но я не являюсь в ней специалистом. Вернее, у меня нет в этой области профессионального образования. Но ведь и на депутата нигде не учат, как невозможно обучить милосердию, доброте, отзывчивости, умению спешить на помощь нуждающимся. Но кто-то это делает, прислушиваясь к зову сердца, к порыву души, а кто-то считает, что на земле нет места бедным и несчастным. Речь поведу о медицине, которая сопровождает человека с момента появления желания иметь детей и до последнего часа. Вернее о ее проблемах, ибо о достоинствах будут говорить другие. Буквально недавно мы горячо и душевно говорили в Думе о том, как дать возможность достойно уйти из жизни, без унижений и боли. И это правильно. Брошенных одиноких людей быть не должно, и всем хотелось бы обрести покой и умиротворение в нормальных условиях.

И мы с вами прониклись этим посылом, решили организовать и финансировать паллиативную помощь (медицину). И кусочек денежной составляющей взять из статьи «Здравоохранение». А правильно ли это? Может, там нужен отдельный проект? А в «Здравоохранение» нужно добавлять средства, чтобы не только достойно уйти из жизни, а еще и счастливо, достойно пожить?

Даже не являясь специалистом в этой отрасли, невозможно не понимать, что наша медицина больна. Встречаясь с избирателями, общаясь в соцсетях, читая публикации СМИ и даже просматривая телепередачи, мы видим, что всем миром собирают деньги детям, взрослым, родным и чужим людям, чтобы спасти их жизни. Несколько лет назад я задала вопрос нынешнему премьер-министру Медведеву: «Вам не стыдно, что идет сплошная реклама фондов по сбору денежных средств на проведение дорогостоящих операций детям? Почему это происходит?» Ответ меня не удивил: «Мы же не можем запретить благотворительную деятельность и действительно лучшая медицина в Израиле и Германии».

Все! Ответ обозначил его отношение к проблемам здравоохранения. А пока везет тем, кто успел собрать деньги, и если не опоздали, то спасли своего малыша. Или тем, кто сумел дозвониться на прямую линию Президенту. Неплохо быть депутатом или чиновником повыше уровня: и сам полечится, и за родственников и друзей похлопочет. Те, кто покруче, своих близких отправляет рожать и лечиться за рубеж, да и просто жить вдали от российской действительности. Жаль, что Госдума не согласилась на запрет для чиновников, депутатов и их родственников учиться и лечиться за рубежом. А что делать простым людям, если среди знакомых нет влиятельных людей, и никто не выбьет тебе квоту на лечение или операцию?

Это означает, что за вас решат, кто достоин жить, а кто нет. Какие лекарства давать бесплатно, или все-таки давать те, которые лечат.

Вспомним, пресловутый 44-й Закон по закупкам, по которому главным критерием является дешевизна. Тогда понятно, что выигрывает тендер тот, кто строительный мел красиво упакует и приклеит этикетку. И это псевдолекарство будет пить вся страна 3 раза в день независимо от диагноза?

Что мы делаем с медициной? Летально оптимизируем здравоохранение? По всей стране закономерно прокатилась волна акций протеста против закрытия поликлиник, больниц, роддомов, ФАПов. Москва, Волгоград, Саратов, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Ростов, Самара, можно продолжать и продолжать.

Тенденции сокращения медицинских учреждений просто пугающие. За 15 лет с 2000 года по 2015 год число больничных учреждений сократилось с 10,7 тысячи до 5,4 тысячи. И если это и дальше будет продолжаться такими темпами, то через пару лет мы с вами окажемся в Российской империи 1913 года, где было - 3 тысячи больниц. Число поликлиник сократилось на 12,7 процента, до 18,6 тысячи, а нагрузка возросла с 166 человек в день в 2000 году до 208. При этом и процесс госпитализации в больницах усложнился, теперь всем, включая скорую помощь, надо ждать, чтобы госпитализировать больного.

Но верхи не хотят слышать голоса с мест. Провинции пытаются объяснить, что Россию может спасти лишь высокотехнологичная медицина. И многое сделано в этом направлении. Но это всего лишь часть всей цепочки. От постановки диагноза, оказания первичной помощи, наличия санавиации или специализированного транспорта для доставки по несуществующим дорогам до места проведения сложной операции или процедуры пациенту, а не клиенту. А вот с логистикой и дорожной картой у нас, видимо, проблемы?

Мы все помним мальчика Ваню Фокина, за историей спасения которого после взрыва в Магнитогорске, следила и переживала вся страна. И здесь ситуация требовала, действительно, вмешательства суперпрофессионалов. К сожалению, подобных ситуаций много, но всех же не доставишь в столицу. А случаи у людей бывают разные и не такие тяжелые. И вполне с ними могли бы справиться специалисты и на региональном или муниципальном уровнях. Или в нашей стране, простите за прозу жизни клизмы ставить, гипс накладывать и мерить давление тоже будут только в региональных центрах или в Москве, или все-таки в стационарах, приближенных к месту проживания граждан?

Меня пытаются убедить, что количество не означает качество, что время изменилось, медицина шагнула вперед, а я все мыслю прошлым веком. Возможно. Но я реальный человек, я живу среди них и вижу, что большинство в стране живет хуже, чем в прошлом веке. Да, появились телефоны, айфоны, айпады и интернет, только не везде есть связь, и в деревнях нужно забираться на пригорок и подбрасывать этот телефон, чтобы отправить смс. А дорог не стало, и автобусы ходят по праздникам, а иногда только в одну сторону. И социальных аптек нет, и врачей-специалистов днем с огнем не сыщешь. Очередищи на запись к ним, как в ночь музеев.

Поэтому очень хочется спросить чиновников от медицины, про какое качество вы говорите? Что является показателем этого качества: наличие просторных помещений с дорогостоящим оборудованием или здоровье граждан? За 15 лет заболеваемость системы кровообращения выросла аж на 82 процента, а осложнения беременности и родов почти на 40 процентов.

Реально - доступность бесплатной медицинской помощи, гарантированная Конституцией поставлена под угрозу. Не возможно своевременно получить медпомощь, воспользоваться квотой из-за отсутствия у пациентов денег, из-за удаленности от райцентра и загруженности врачей.

Поможет ли нам улучшить ситуацию бюджет на 2019-2021 годы. Сомневаюсь. В нем и дальше усиливается дисбаланс между первичным медицинским звеном и специализированной помощью. На первичную медико-санитарную помощь предусмотрено 4 процента от всей суммы расходов на нацпроект «Здравоохранение» или 32,3 миллиарда рублей. При этом сумма пойдет на восстановление уничтоженных в рамках оптимизации сельских медицинских учреждений и на санавиацию. Где уж тут ожидать повышения качества медицинской помощи. Для сравнения - на специализированную помощь заложено 617 миллиардов рублей или 82 процента (данные по отзыву на бюджет). Или это делается специально для богатых, которые будут в этих центра лечиться? Уповать на нашу частную медицину, конечно, вряд ли можно. В итоге у нас будет несколько высококлассных специализированных центров, куда проблематично попасть, а в остальном медицина России будет отброшена в начало прошлого века. И по некоторым показателям это уже так. Но это не допустимо. А с 2019 года активно взялись за детские медучреждения. Это вызывает серьезные опасения у всех здравомыслящих людей.

Особо негативно «уничтожение» здравоохранения сказалась на тех, кто проживает в районах и малых населенных пунктах, на районных роддомах, сельских больницах. Только и слышишь, что закрываются и закрываются - районные стационары в Новгородской, Волгоградской областях, закрылся роддом в Белгородской, Московской областях.

Как сообщила еще в 2016 году генеральный директор Федерального научного центра физической культуры и спорта Е.Р. Яшина, за последние два года было закрыто 300 стационаров и поликлиник, сокращено более 100 тысяч коек. Были закрыты более 3 тысяч медсанчастей, цеховых служб на производстве. Не стало врачебно-физкультурных диспансеров, из 400 их осталось всего лишь около 80. Разрушена система санаторно-курортного лечения, практически ликвидирована санитарная авиация.

Говорят, что закрывают медучреждения из-за их неэффективности, потому что они экономически не выгоды, не приносят прибыли. А я считаю, что подушевое финансирование в лечебных учреждениях, впрочем, как и в школах, детсадах, придумали бездушные люди. А что, в селах, городах и районах, которые расположены от областных центров за 100-300-500 километров, не имеют право на жизнь, право на бесплатное лечение своих родителей и детей, как это записано в Конституции? И если та система, которую предлагают и разрабатывают чиновники в тиши кабинетов, находящихся в пределах Садового кольца, рассчитана на уничтожение нации? Я слышала и читала про план Даллеса, в котором описывается пошаговое уничтожение нравственности и духовности в стране, победившей фашизм. Теперь говорят, это фейк. Но так похоже на реальность. А может, есть и фейк плана доктора Менгеля, который позволяет ставить опыты над людьми? В это не хочется верить. Но, например, поездки пациентов на гемодиализ из глубинки в областной центр очень похожи на реализацию какого-то плана.

В рамках недавних региональных недель, я посещала райцентр Балтай. Совершенно типичная ситуация для всей России. Среди прочих вопросов, очень много жалоб было именно на медицину. На 1 января в местной больнице было всего девять коек, при населении чуть больше 11 тысяч человек. А когда-то было 250 мест в местной больнице. Должность главного врача вакантна более полугода. Дооптимизировались? Существует реальная угроза закрытия данной больницы, чего допустить нельзя!

Говорят, что нужно сокращать койкоместа в райбольницах, потому что у них нет лицензий лечить все болезни, а можно только ОРЗ. Дневной стационар нужен, но не всем, и это не актуально, ибо медицина шагает в будущее семимильными шагами. А обычный сельский труженик должен приехать на инъекцию или процедуры на автобусе, а вернуться домой уже не успеет, ибо автобус ходит не каждый день. «Нанимайте такси, покупайте лекарства, приносите постель,- звучит в ответ. И это мы предлагаем людям, у которых пенсия 7-10 тысяч в месяц? А еще циничнее в отношении тех, кто месяцами не может найти хоть какую-нибудь работу!

Поэтому для спасения ситуации необходима федеральная программа по финансированию районных больниц, удаленных от областных центров, дотированию их, обеспечению необходимым оборудованием, комплектованию кадрами.

Нужно вернуть в практику распределение специалистов с бюджетных отделений и «целевиков» на места, где требуются специалисты. Как мы видим, один миллион рублей по программе «Земский доктор» не решил проблему кадров: нужно жилье и перспектива роста, повышение квалификации и достойная зарплата. И вообще получение медицинской специальности в вузах должно быть только бюджетным. Хватит коммерции. И так уже, всю страну заставляют жить по принципу «жизнь или кошелек».

А скорая помощь. Ее, спешащую на вызов с фельдшером (в Саратове укомплектованность врачами скорой помощи лишь 35 процентов), у которого в руках чемоданчик, а внутри лишь блокнот, ручка и «корвалол», и приезжает через 3-4 часа, вряд ли можно назвать скорой.

Проблема не просто серьезная, она опасная, ибо не оснащенность лекарствами, не укомплектованность кадрами и удаленность от населенных пунктов приводит к росту смертности.

Статистика. Эта тема еще одна ложка дерьма в бочку дегтя. Гордимся, что смертность от сердечно-сосудистых заболеваний снижается, от онкологических заболеваний пошла на убыль. Так ли это? Не лукавим? Смертность увеличивается. На почти два миллиона ушедших из жизни половина - от сердечно сосудистых заболеваний и 300 тысяч от онкологии.

Понимаю, что летальный исход от перелома пальца или вывиха плеча выглядит лучше, ибо связан с несчастным случаем, а не проблемами в здравоохранении, но, мне кажется, показатели мы научились корректировать, Да, цифры не испытывают боль, не болеют и реально не умирают. Но кому-то доставляют истинное наслаждение.

Теперь о сладком слове «деньги». Так вот, зарплата медработников «деньгами» не называется. Пока финансирование здравоохранения пройдет по всем цепочкам, то на фонд оплаты труда остаются крохи, то есть то, что и планировали. От «лишних» денег их освободят страховые компании. Скорректируют в свою пользу. Эта промежуточная структура еще ни разу не ошиблась в пользу лечебного учреждения. Ведь кому-то пришла в голову идея создать эти страховые компании, которые фактически за отчетами не видят реальную работу врача с пациентом, главное чтобы медкарточки были в порядке. Отчетность невообразимая, гигантских масштабов. Тех, кто не дописал, не приписал, штрафуют на каждом шагу, а значит, не будет стимулирующей надбавки. Лечение по стандартам - это не лечение болезни конкретного пациента, это возможность штрафа. Вот и пишут, не глядя на пациента. Система страховой медицины совершенно непригодна для России,

Средняя 40-тысячная зарплата, о которой так бравурно докладывают нам, складывается из многочисленных ставок, их половинок и четвертинок. А если из средней зарплаты убрать еще доходы министров, главных врачей и их замов, то эту горстку монет, которые получают врачи - специалисты с образованиями и многолетним стажем - стыдно будет людям показать.

Ведь, как однажды отметила министр здравоохранения Вероника Скворцова, зарплата в работе врача - это не главное, главное - самореализация.

Помимо низких зарплат, есть еще один животрепещущий вопрос с хроническим недофинансированием - это проблема с обеспечением лекарствами. Как чиновникам живется, после того как в прессе, как сводки с полей, появляются материалы - больной диабетом умер в очереди за тест-полосками для измерения сахара в Питере, девушка (Ольга Богаева) из Саратовской области умерла, так как ей не давали положенное бесплатное лекарство для лечения сопутствующего диабету заболевания, а денег на его приобретение у нее и родственников не нашлось. Представление прокуратуры требуется, чтобы гражданину выдали бесплатное лекарство.

Вспомним, что не единожды из уст чиновников самого высокого ранга звучали предложения лишить домохозяек и безработных бесплатной медицинской помощи (министр здравоохранения Топилин, спикер СФ Матвиенко). Такое ощущение, что государство хочет освободиться от тех, кто ему неудобен, кого оно, видимо, считает лишними.

Чиновник хочет тратить на себя. В структуре расходов бюджета затраты на аппарат идут первыми и по очередности, и по объемам, а расходы на человеческий капитал по-прежнему хронически недофинансированы. Хотя всем давно известна зависимость между вложениями в здравоохранение, образование, в людей и ростом того самого ВВП, который так необходим нам, чтобы с нами считались в мире.

Объемы средств на медицину, которыми жонглирует правительство, звучат очень приятно. Но только до того момента, пока не присмотришься к этим цифрам. На поверку оказывается, что радоваться нечему, потому что реального увеличения расходов бюджета на здоровье граждан не происходит. Рост есть в цифрах, а не в реальной жизни. Совсем недавно глава Счетной палаты сообщал, что с 2012 года на здравоохранение было потрачено 17,3 триллиона рублей. Много. Но только в номинальном выражении. А фактически с учетом инфляции расходы на здравоохранение даже снизились - на 2,5 процента.

Или возьмем бюджет на 2019-2021 годы. В среднем 3,5 процента от ВВП - таковы государственные расходы на здравоохранение (с учетом Федерального фонда обязательного медицинского страхования и бюджетов субъектов РФ). Это смешно, это как в крошечной Латвии. Или что, мы такие все здоровые, что нас не надо лечить? Вряд ли. Вспомним целевой показатель из Послания Президента от 1 марта 2018 года - 4 процента. Даже этих процентов нет. А надо выходить хотя бы 4,5 процента. В 2019-2021 годах нас снова ждет острый дефицит.

Люди коротким словом называют ситуацию со здравоохранением. В нем всего 4 буквы, из них две согласные - «Ж» и «П», а власть пытается им доказать, что именно из этих букв складываются слова: «счастье», «здоровье» и «жизнь». Вот и живут каждый в своем алфавите.

В Германии, например, государство взяло на себя заботу о здоровой нации и всех детей лечат и лекарство выдают бесплатно, а у нас младенцев обследуют за деньги. Лекарствами самыми дешевыми обеспечивают и то с перебоями.

За первые годы Советской власти правильно вложили средства в здравоохранение, в профилактические мероприятия, в борьбу против эпидемий. А в настоящей России к нам пришли не только новые болезни СПИД, свиной грипп и другие, но и вернулись те, которые были побеждены.

К нам вернулась корь (2,5 тысячи случаев в 2018 году!), скарлатина, дифтерия. Палочка Коха скоро будет висеть на всех дверных ручках. Где вакцинация, где накопленные годами профилактические мероприятия? Нам что, ждать чумы на наши дома?

Считаю, что систему здравоохранения надо вернуть на рельсы сохранения нации. Каждый человек нужен, важен, и беречь его необходимо с момента рождения, а не декларировать диспансеризацию предпенсионеров. Давайте исключим лозунг: «Болеют все! А лечатся только богатые!».

Может, хватит заваливать руководителя страны цифрами эфемерного эффекта от реформ, которые на самом деле являются разрушительными. Может пора остановить опыты над людьми? Люди устали от навалившихся и задавивших их проблем, они скоро не смогут самостоятельно справиться с нагрузками на психику. Мы что хотим превратить Россию в одну большую палату, размером с 1/6 часть Земли. Я не хочу! А вы?

Статьи