Вы здесь

09 ноября 2017 - 16:22 Просмотров: 138

Козлы-провокаторы из саратовской скотобазы

Есть важная должность на мясокомбинатах,

С красивым названьем: Козел-провокатор.

Овец этот козлик приводит на бойню.

Их рубят, а он наблюдает спокойно.

Сергей Волков, из сборника стихов «Не Унывай»

 

 

Обещанная Вячеславом Мальцевым 5 ноября 2017 года революция, как и следовало ожидать, не свершилась. Не началась она ни 6 ноября, ни даже в 100-летнюю годовщину октябрьского восстания, не вдохновила широкие народные массы на массовые протесты. Большинство выбрало для себя менее хлопотные занятия. Но немногочисленные поклонники «вещего Вячеслава» сменили уютные квартиры на камеры СИЗО. В отличие от своего лидера, который спокойно пережидает бурю в стакане воды в условно вынужденной эмиграции, предпочтя участи Нельсона Манделы мобилизацию сторонников с безопасного расстояния - посредством всемирной паутины из-за границы. Беглый оппозиционер вещает о нескольких тысячах задержанных сторонников, но успокаивает оставшихся на свободе тем, что «революция продолжается, никто не расходится, никто не сдулся», а все происходящее - это «перегруппировка сил». Замечания о «самом нелепом начале революции» он парирует, что я, мол, скоро I`ll be back. Правда, в его интонациях больше слышится не сакральное терминаторское, а гапоновское.

Мальцевские послания изначально представляли собой квинтэссенцию гапоновщины, а сам «революционер» представал не в амплуа-борца, а скорее в роли козла-провокатора, неотъемлемого персонажа любой уважающей себя скотобойни. У него одна задача: притворившись вождем, повести за собой массу на заклание, предварительно обеспечив себе запасной выход, где ждут бонусы виде личной неприкосновенности и хорошего питания (в случае с Мальцевым - удобная заграница, отчисления от просмотров в YouTube и донаты сторонников).

Показательны и обстоятельства задержания сторонника Мальцева Сергея Рыжова, подозреваемого в подготовке к организации теракта. На распространенной СМИ видеозаписи спецоперации видно, что пойманный с поличным активист стоит, высоко подняв голову. Если вспомнить, как при схожих обстоятельствах вел себя патрон арестованного, может разобрать гомерический смех: бесславный Слава первым делом организовал с помощью жены трансляцию происходящего, бегал, суетился, а при этапировании в Москву и вовсе упал в обморок, став предметом для забавных фотоколлажей, на одном из которых вместо оказывающих помощь оппозиционеру врачей предстают сотрудники НКВД, пытающие «героя». В конечном счете Мальцев улизнул через запасный выход, оставив на убой последовавшего за ним обитателя политической скотобазы Рыжова.

Впрочем, Вячеслав Мальцев - не единственный козел-провокатор, подвизающийся на саратовской земле. В отличие от доросшего до федерального масштаба бывшего кандидата в депутаты Госдумы от ПАРНАСа более мелкие представители того же вида продолжают свою деятельность в родном регионе и чувствуют себя достаточно вольготно, чего не скажешь о тех, кого они выводят на кривую дорожку.

В отличие от Мальцева, который в своей оппозиционности более или менее последователен, козлы-провокаторы о которых мы тоже хотим сказать пару слов, обладают ярко выраженной способностью к мимикрии, дрейфуя из идеологического лагеря леваков в расположение ультра-правых патриотов, единороссов и обратно. Для подобного рода живности, все еще обретающейся в пределах губернии, вполне допустимо участвовать в левацкой акции по расклеиванию листовок на памятник возле СГУ, оставаясь при этом в стороне, а затем, засыпавшись, выступать уже в безопасном амплуа журналиста-наблюдателя.

Но если для Мальцева роль козла-провокатора стала всего лишь тактическим приемом, то для издателя Алексея Колобродова (как многие уже догадались, именно о нем шла речь выше) она выступает стратегией на протяжении целого ряда лет и позволяет оставаться на плаву даже в тяжелые с финансовой точки зрения времена. Следование «козлиной» стезе в медийном плане означает заманивание обреченных на забой «овец» для педалирования и последующей монетизации определенных тем. В качестве примера можно привести ситуацию с так называемым «аналитиком-экспертом» Верой Шульковой, которую ведут на бойню, втягивая в судебно-полицейские разбирательства с депутатом облдумы Сергеем Курихиным. Поддержка колобродовскими изданиями Шульковой носит весьма интересный характер.

Накануне самопровозглашенная правозащитница выступила с очередным - на этот раз даже более громким, чем обычно - заявлением, которые породили серьезные сомнения в психическом здоровье «женщины и матери». Обвиняя правоохранительные органы в бездействии, она говорит дословно следующее: «На сегодняшний момент в одних только органах полиции числится 11 тысяч сотрудников, которые имеют план, отчет и которые обязаны каждый месяц выполнять определенный спущенный план и утвержденный. Естественно, они это будут делать, естественно, они будут изыскивать этих самых потерпевших, они будут изыскивать виновных, потому что это целая машина. Естественно, они будут  в этом заинтересованы, потому что от этого зависит их статус, погоны, звания, премии и тому подобное. Более того, мы говорим о том, что данные структуры срощены и по сути дела организованы с деятельностью… И в большинстве случаев организатором преступлений или организатором-инициатором заявлений против граждан является депутат Саратовской областной думы Сергей Георгиевич Курихин».

Это записанное в коридорах гостиницы «Волга» видеообращение постеснялся опубликовать даже сайт «Общественное мнение». Чтобы обезопасить себя от судебных разбирательств и уголовных дел о клевете, почти часовой по продолжительности ролик был стыдливо выложен на YouTube-канале «ОМа», а в самом издании Колобродов и К дали лишь гиперссылку и короткую информацию о новых откровениях «женщины-матери». Очень изобретательно, и главное - безопасно.

Лишний укол ненавистному депутату-застройщику, не пожелавшему раскошелиться на приобретение «ОМа», сделан. Однако то, что будет с Верой Шульковой, медийного козла-провокатора вряд ли волнует, поэтому «разоблачительница» с легким сердцем отправлена на убой. Хотя нет!.. Еще не раз по мотивам ее self-made страданий можно будет сделать публикации о преследованиях, претерпеваемых «борцуном с олигархом», поэтому эта история весьма далека от завершения. Но в любом случае за судьбу козлов-провокаторов можно не опасаться - они будут цвести и пахнуть, в отличие от Веры Шульковой, которая уже начала ходить в суды с громоздким чемоданом. Что ж в камере предварительного заключения могут пригодиться и одежда, и средства гигиены, и много чего еще…

Стратегические интересы гапонящего издателя оправдывают любую беспринципность и личное дистанцирование от конфликтных ситуаций. В последнем случае разменной монетой или козлами-провокаторами более мелкого пошиба становятся собственные подчиненные. Горящие классовой ненавистью леваки, дефицита в которых Колобродов никогда не испытывал, как нельзя лучше подходят для того, чтобы подвести их под воображаемый кулак «наймитов олигарха». С их помощью можно разместить балансирующие на грани экстремизма материалы (вспомним, коллаж с иконой Богородицы на странице в Facebook Сергея Вилкова), обсуждение которых вполне может привести участников дискуссии на скамью подсудимых. Все это повышает капитализацию претендента на статус властителя умов доверчивого стада, но расценки на услуги козла-провокатора, какие бы мечты им ни овладевали, диктуются суровыми законами рынка. А значит, и оплатой за такие услуги будут только кров и еда.

Статьи