Вы здесь

Врач-психиатр, социолог
03 октября 2017 - 15:10 Просмотров: 91

Иерофант из Первой советской

Примета последнего времени - подвергнутые саморефлексии нарративы рожениц, являющихся профессиональными социологами, психологами, социальными антропологами. Таящий угрозу схизиса, но эвристически значимый метод включенного наблюдения позволяет исследователю осуществить одновременный «дайвинг» в противоположных направлениях, ощутив себя в двух ипостасях - наблюдаемого и наблюдателя. Еще интереснее, когда в качестве пациента выступает врач. Инверсия социальных ролей в медицине - та благодатная почва, на которой произрастают плоды не только научного, но и художественного творчества. К примеру, в культовом блокбастере «Эпидемия» с участием Дастина Хофмана, Нормана Фримана и Рене Руссо точно демонстрируется напряженная балансировка личности по тонкой грани между ролями врача и пациента. Героиня Руссо, случайно заразившаяся смертоносным вирусом Мотаба, мгновенно низвергается в Тартар с высот, на которых пребывает сообщество экспертов, облаченных в противоэпидемические костюмы, визуально маркирующие чистую зону. Сняв не нужный более защитный костюм, женщина оказывается по другую сторону баррикады среди тех, в чье тело проник вирус. Теперь это тело само становится источником опасности. Ценностно-нормативный конфликт, характеризующий ситуацию, состоит в неизбежности объективации врачом собственного тела, сопровождающей драму ролевой инверсии и легитимирующей патологический статус индивида. Как считает В. Подорога, «тело объективируется, становится объектом по мере того, как ограничивается автономия действий его живых сил»».

Наиболее наглядно тело как объект представлено в хирургии, для которой свойственны инвазивные инструментальные техники воздействия на организм пациента, наличие непосредственного контакта с материальным субстратом, безграничная власть врача над личностью больного. Роль пациента здесь предписывает абсолютную пассивность, когда индивид обездвижен и пребывает на операционном столе в качестве биологически-физиологической структуры, совокупности органов, имеющих определенную массу, консистенцию, сопротивляемость. Выключение сознания во время общей анестезии пациента усиливает сходство оперируемого тела с неживым органическим объектом. В хирургии, как особой форме медицинских практик, происходит полная трансформация пространственно-временной системы событий, в которые включаются участники. Событийный хронотоп операционной палаты характеризуется необычайно высокой плотностью действий и возрастанием их социальной значимости. За период хирургической операции врачом производятся манипуляции, несопоставимые по своей ценности с приемами, составляющими совокупность прочих медицинским практик, представляющих консервативные способы лечения болезни. Хирургическая операция - мистерия, таинство, та «точка сингулярности», в которой удельный вес смысловых единиц стремится к бесконечности. Суть происходящего остается неизменной веками, меняется лишь антураж операционной как особого сакрального пространства. Границы перехода из мира обыденности в это праздничное пространство стерильной зоны, куда посторонним вход строго запрещен, обозначены четко. Смысловой центр операционной, алтарная часть этого храма - операционный стол, где властвует иерофант. В моем случае у него есть конкретное имя.

Знакомьтесь: Буров Юрий Александрович. Ангиохирург мирового уровня, доктор медицинских наук, заведующий отделением сосудистой хирургии Саратовской городской клинической больницы №1 им. Ю. Я. Гордеева, среди саратовских старожилов известной как 1-я советская. Благороден, ироничен, интеллигентен, прост в общении, доступен для больных в любое время суток. Так, за последние три года Ю.А. Буров оказывал экстренную медицинскую помощь на вызовах к пациентам с осложнениями течения артериальной патологии и травм артерий различной локализации, причем почти в половине случаев при экстренных вызовах приходилось выполнять хирургические вмешательства. Всего же за последние пять лет Ю.А. Буров провел 1237 хирургических операций. В центральной печати хирургом опубликованы 123 работы. Он является автором 12 рационализаторских предложений и 9 методических рекомендаций по различным направлениям сосудистой хирургии, в том числе посвященных диагностике и лечению пациентов ангиологического профиля в амбулаторно-поликлинических условиях. В 2014 г. Ю.А. Буров участвовал в работе Европейского венозного Форума (Париж, Франция), в 2015 г. – в работе Конгресса сосудистых хирургов и ангиологов (Сочи, Россия), в 2016 г. в аналогичном Форуме в Калининграде (Россия). В 2009 – 2010 годах стажировался в США (Техас, Beller), Израиле (Тель-Авив), Словении (Нова Место) по освоению высоких технологий в сосудистой хирургии. В 2015 г. прошел мастер-класс по использованию петлевой тромбэндартерэктомии в сосудистой хирургии в Нидерландах (Nieuwegein). Непривычно видеть профессионала такого класса в нашем захолустье. А ведь современная ангиохирургия - перспективное направление профилактики и лечения инсультов. Уникальные методики, апробированные на базе 1-ой городской больницы Саратова, спасли и спасают жизни огромному числу больных.

Большинству отечественных местечковых интеллектуалов присущ комплекс «трех сестер», полагающих, что в Москве и трава зеленее, и сметана жирнее. Этот комплекс российского провинциала, уходящий корнями в прошлое, связан отчасти с традиционной сверхцентрализацией власти, формирующей у масс убежденность, что большая наука так же, как большие деньги вкупе с большой политикой, делаются только в столице. А удел тех, кто не отважился на переезд в Москву, - довольствоваться высотой стеклянного потолка в карьере, постепенно превращающего самого амбициозного провинциала в «маленького человека».

К слову сказать, этот комплекс ущербности совершенно отсутствует у израильтян. Оказавшись в Израиле, поймала себя на мысли, что здесь не существует провинции в том смысле, какой привыкли вкладывать в это понятие россияне: социальная инфраструктура рассредоточена достаточно равномерно по всей стране. Так, университет имени Давида Бен-Гуриона в Негеве, находящийся в Беэр Шеве и играющий ключевую роль в развитии образования во всем Израиле, поразил меня своими масштабами не столько даже архитектурными, сколько научными. По данным института высшего образования шанхайского университета Цзяо Тун, ежегодно составляющего один из самых авторитетных рейтингов лучших университетов мира, университет им. Бен-Гуриона в Негеве обогнал все российские вузы, за исключением МГУ. На фоне удручающего состояния современной российской науки, сопровождающегося множеством сомнительных нововведений вроде пресловутой оптимизации вузовского образования, условия, предоставляемые государством израильским ученым, кажутся райскими. Попадая на территорию университета Беэр Шевы, мгновенно забываешь, что находишься в пустыне. Сравнение этого провинциального университета с моей alma mater, СГМУ, выглядит неутешительным для последнего. Волею случая оказавшись недавно в качестве пациентки на кафедре госпитальной хирургии лечебного факультета СГМУ, я ужаснулась царящей там разрухе. Такое впечатление, словно вернулась в 80-е годы прошлого века, когда была студенткой сама. В конференц-зале, не знавшем ремонта лет сорок, колченогие столы и допотопные шкафы, ряды разбитых гремучих жестких деревянных кресел, как в старом сельском клубе.

Каким же контрастом этому мрачному фону предстает фигура человека, разрушающего все привычные стереотипы. Встреча с Ю. А. Буровым утвердила меня в мысли, что саратовская ангиохирургическая школа - одна из лучших в мире. Приятно было узнать, что мы с мэтром учились в СГМУ практически одновременно. Решение оперироваться только у Ю.А. Бурова было принято мной мгновенно после того, как увидела его руки и почувствовала, что доверяю им. Трудно не подпасть под обаяние харизмы этого выдающегося хирурга. Вот как отзываются о Ю.А. Бурове благодарные пациенты (информация с сайта www.docplanner.ru/yuriy-aleksandrovich-burov/hirurg/saratov):

«Юрий Александрович спас мне жизнь во время беременности!!! Настоящий профессионал, вдумчивый, грамотный и неравнодушный! Дай Бог Вам крепкого здоровья, спасибо за Вашу работу!!!!» (Irina, 2016-06-25)

«Буров Юрий Александрович лучший хирург! Очень внимательный, добрый, а главное грамотный, спец своего дела!!! Здоровья вам и счастья! Пусть таких докторов будет побольше! Спасибо вам!» (lilia-roza, 2016-04-26)

«Поразила работа Бурова Юрия Александровича. Успешно справился со сложнейшей операцией. Во время осмотра оставил только положительные эмоции: все четко, ясно объяснил, поддержал, посоветовал. Огромная благодарность Богу за таких врачей!» (Гость, 2014-10-30)

«Врач от Бога!!! Юрий Александрович, Вы спасли мне не только ногу, Вы спасли мне жизнь! Я склоняю голову перед Вашим профессионализмом, Вашей добротой и состраданием.

Буров Ю.А.- прекрасный сосудистый хирург, специалист своего дела. Человек добрый, внимательный, отзывчивый. ДОКТОР с большой буквы!» (Гость,2013-05-20)

После операции мы беседовали с Ю.А. Буровым о проблемах современной сосудистой хирургии. Противоречивые чувства охватывают каждого, кто погружается в историю кафедры госпитальной хирургии лечебного факультета СГМУ. Это преклонение перед талантом, высочайшим профессионализмом хирургов, гордость за саратовскую школу ангиологов, созданную профессором Г. Н. Захаровой, учеником которой является Ю.А. Буров, и горечь утраты. Да, жива еще память о великих учителях мэтра. Но, к сожалению, место их в учебниках истории медицины. Нынешние студенты лишены возможности быть сопричастными событиям периода «золотого века» кафедры, пришедшегося на годы моего студенчества. Тогда знаковые имена Г.Н Захаровой, К.И. Мышкина были в городе у всех на устах. Так, впервые в России заведующая кафедрой профессор Г.Н.Захарова выполнила пластику артерий аутовеной, впервые в России разработала и внедрила в практику хирургические методы лечения острых тромбозов магистральных вен, начав операции на почечных артериях. Сотрудниками клиники впервые выполнены операции на брюшном и грудном отделах аорты, на экстракраниальных артериях, на магистральных сосудах нижних и верхних конечностей, выполнено первое аортокоронарное шунтирование в Саратове.

К сожалению, сегодня ангиологическая школа, выпестованная Г.Н. Захаровой, переживает далеко не лучшие времена. Ю.А. Буров посетовал на то, что молодежь бежит из клиники, к тому же, новые правила приема в ординатуру перекрывают поток молодых кадров в профессию. Сейчас, в эпоху глобализации, когда информационные технологии позволяют размывать пространственные границы, доступ к знаниям не ограничен для большинства желающих. Однако помимо мощной технологической составляющей, обеспечивающей важную долю успеха, существуют не менее значимые факторы. Ведь научное знание - плод коллективного творчества различных школ, направлений, целой когорты единомышленников, результат умственной деятельности нескольких поколений. Без существования в форме дискуссий, обсуждений, живого общения творческая мысль чахнет, поэтому так важно то, что называют «духом университета». Даже в гуманитаристике это значимо, а в медицинской науке и клинической практике, когда знания и умения профессионала совершенствуются у постели больного, тем более. Помимо щедрых финансовых вливаний в государственную систему здравоохранения и мощной технической оснащенности клинической базы медицинских вузов следует учитывать такие аспекты, как наличие академического сообщества и возможность перенимать клинический опыт «из рук в руки», сохранять и беречь высокие академические традиции. Ю.А.Буров - один из хранителей этих традиций.

Я признательна Юрию Александровичу за беззаветное служение медицине, за необычайную доброту и сердечность. Спасибо вам, доктор!