Вы здесь

Адвокат
21 марта 2017 - 12:32 Просмотров: 343

А судьи кто?

Вчера завершился первый этап, связанный с помещением в следственный изолятор бывшего помощника Ртищевского транспортного прокурора Олега Долгова. Руку к этому приложили ряд лиц, в том числе судья Волжского районного суда г. Саратова Наталья Спицина и судья Саратовского областного суда Галина Логинова.

Две недели назад я начал освещать в блоге данную тему, и она вызвала определенный читательский интерес. Думаю, что это не случайно. Ведь основная проблема этой ситуации не в незаконном преследовании прокуроров - многие из нас небезосновательно полагают, что часто представители этой профессии получают по заслугам. И, как, видимо, заметили читатели, я не «грузил» их подробностями самого уголовного дела, связанного с привлечением к уголовной ответственности Олега Долгова.

Ситуация эта непростая, и с ней предстоит разбираться следствию: там при возбуждении дела, возможно, не обошлось без очередной провокации подставного взяткодателя. Но это, как говорится, отдельная история, и сейчас не об этом.

В данном случае речь о другом. Всем до боли понятно, что Долгов никуда скрываться не планирует: куда и зачем ему бежать, если у него на иждивении десятилетний ребенок, страдающий рядом заболеваний, которого он воспитывает и содержит один (жена Долгова умерла, когда сыну было три года), и престарелые родители-инвалиды.

Эти обстоятельства и были основными доводами защиты в суде при обсуждении вопроса избрания Долгову адекватной меры пресечения.

Надо заметить, что даже прокурор Чайковский, на удивление, поддержал сторону защиты и согласился с тем, что данный довод обязательно должен быть учтен при избрании меры пресечения, о которой просил я. А просил я избрать Долгову домашний арест. Известная нам госпожа Васильева полстраны обнесла и весь период следствия отсидела под домашним арестом. Никуда, как мы знаем, не убежала.

А тут у Долгова какая-та непонятная взятка (или не взятка, пока точно неизвестно) размером в 50 тысяч. Смех, да и только.

Казалось бы, поскольку прокуратура не против, то зачем суду нужно испытывать жажду умыться кровью малолетнего ребенка (выражаюсь фигурально, допуская возможные судейские иски, - они ведь люди крайне приземленные и часто многое понимают буквально).

Так вот, поскольку между обвинением и защитой спору нет, то для судьи все, казалось бы, должно происходить по очевидному сценарию: согласись с защитой и обвинением и помести человека под домашний арест. Тем более, что у Долгова столько серьезных заболеваний, малосовместимых с нахождением в СИЗО. Именно такое решение суда было бы и законным, и гуманным.

Но не такова, как выяснилось, судья Спицина. В вынесенном ею постановлении (равно как и в протоколе судебного заседания) она написала, что прокурор поддержал ходатайство следователя о заключении Долгова под стражу. А потому, мол, суду деваться некуда, и, как говорится, господин Долгов, добро пожаловать в ад… Потому что условия нахождения в наших изоляторах иначе, как адом, не назовешь. Знаю это не понаслышке - тридцать лет туда хожу по долгу профессии. Выходя оттуда, как-то особо радуешься жизни…

Кстати, судья Спицина в протоколе еще кучу ляпов допустила, чтобы свое решение об аресте более убедительно обосновать. Не знаю, умышленно или по причине собственной невнимательности она это сделала, теперь уж не определишь.

Чужая голова, как говорится, - предмет темный и исследованию не подлежит. Особенно если эту голову носит «наша честь».

Думаю, для читателя уже не секрет, что мои замечания на протокол, со ссылкой на то, как все было в действительности (и это, замечу, подтверждалось имеющейся аудиозаписью), судья Спицина отклонила как якобы необоснованные. Кто бы, как говорится, сомневался. Как будто бывает по-другому. Ведь не враг же она сама себе.

А с ребенком Долгова Спицина тоже лихо разобралась. Он, мол, на попечении родителей Долгова остается (то есть у бабушки с дедушкой), поэтому за его судьбу беспокоиться не стоит. А то, что за самими родителями (престарелыми инвалидами) попечение требуется, это уже, как говорится, лирика. Честно говоря, большего судейского цинизма я давно не встречал. Но была надежда на апелляцию.

Подав жалобу на недостойные действия судьи в квалификационную коллегию судей Саратовской области (ведь существует же она для чего-то), мы с коллегой Дмитрием Являнским изложили в апелляционной жалобе суть всего этого беспредела, попросив в конце жалобы суд апелляционной инстанции отпустить Долгова под домашний арест. И стали ждать апелляции. Ждал ее с надеждой и Долгов.

Однако вчера ожидаемое торжество правосудия не состоялось. В начале заседания суд отклонил ходатайство защиты об отложении апелляционного рассмотрения до принятия решения по нашей жалобе в квалификационную коллегию на судью Спицину. Мол, котлеты отдельно, а мухи отдельно… А потом, выслушав мои доводы по существу ситуации, судья областного суда Галина Логинова очень тщательно стала выяснять, каким образом Долгов забирал ребенка из школы, кто готовил ему еду, каков бюджет семьи, и как эти обстоятельства изменились в настоящее время. Понятно, что изменились они с момента ареста Долгова не в лучшую сторону.

Долгов подробно отвечал на все вопросы судьи Логиновой. При этом он, по всей вероятности, ждал, надеялся и верил на справедливую концовку. Как выяснилось, зря надеялся. Видимо, известный слоган «не верь, не бойся, не проси» необходимо повесить на входе в любой саратовский суд. Будет очень наглядно, хотя многих желающих поискать в судейских стенах справедливости, безусловно, отпугнет. А уж в суде апелляционной инстанции этот слоган просто незаменим. И судья Логинова это подтвердила в полной мере. С улыбкой удалившись в совещательную комнату, судья вышла из нее, и, не поднимая глаз, оповестила всех присутствующих о том, что оснований к отмене постановления судьи Спициной не усматривается, и Долгова необходимо оставить под стражей. Ненадолго так - на пару месяцев. А там, как говорится, либо ишак сдохнет, либо падишах.

Вот и конец этой невеселой истории.

Один мой хороший знакомый очень не любит наших судей. Может быть, пострадал от них когда-либо, он об этом не говорит. Но регулярно предлагает поменять обращение к судье с «Ваша честь» на «Вашу нечесть». Может быть, они ему какие-то поводы для этого дают? Лично я, как говорил известный киногерой Юрий Деточкин, ничего такого про судей не говорил. А то, что я о них думаю, это всего лишь мои мысли. За мысли, я надеюсь, у нас не судят. Хотя черт его знает, чего ждать от наших судей…

Статьи